Откровенное интервью с Ольгой Бузовой о ее разводе


Ольга Бузова дала «первое и самое откровенное интервью», как она сама сказала, после развода с Дмитрием Тарасовым.

«Моя жизнь рухнула в один момент. Я просто не верила, что это происходит со мной. «Как же так, это же любовь всей моей жизни, — растерянно думала я, — у нас же планы: сейчас дом, потом дети. Да я на все пойду, чтобы быть с любимым, я все прощу!» — рассказывает телеведущая.

 

— Ольга, так непривычно видеть вас брюнеткой, но вам очень идет…

— До недавнего времени я была уверена в трех «никогда». Что я никогда не перекрашусь в брюнетку. Никогда не прощу измену. И никогда не упаду на колени перед мужчиной. И все эти три пункта я нарушила. Теперь уже ни от чего не зарекаюсь. В моей жизни произошло такое, что меня трудно чем-то напугать.

— Вы имеете в виду ваш развод (с Тарасовым. В Интернете появилась информация, что разлад в семье начался с его измен. — Прим. ред.)?

— Знаете, я всегда считала себя сильной, моя мама даже называет меня «стойкий оловянный солдатик». Но с ситуацией, которая произошла в моей личной жизни, я еле справилась. И даже сейчас, хотя с момента нашего расставания с мужем прошло уже четыре месяца, не обо всем могу говорить спокойно.

Начинаю вспоминать, и у меня дрожит голос, текут слезы. Удар был мощный, и я оказалась к нему не готова. Понятно, что многие такое переживают, но я сейчас рассказываю о себе, а нам же всем кажется, что именно наша любовь самая сильная и наша боль от потери самая непереносимая.

Я была уверена, что выхожу замуж один раз на всю жизнь. А 3 февраля было бы шесть лет, как мы вместе. Но в начале октября, внезапно, буквально в один день, даже в одну минуту, все закончилось.

 

Трудно это описать. Я просто не верила, что это происходит со мной. Казалось, все наладится, просто не может быть, что это — конец. «Как же так, это же любовь всей моей жизни, — растерянно думала я, — у нас же планы: сейчас дом, потом дети. У меня же все расписано, я выстраиваю свою жизнь кубик за кубиком.

Да я на все пойду, чтобы быть с любимым! И все прощу. Ну да, в отношениях бывают сложные периоды, кризисы, но все можно преодолеть!» Ведь мы с супругом уже много стрессовых ситуаций пережили вместе: теряли близких, хоронили его папу, проходили все его спортивные травмы, операции, этапы восстановления…

И у меня случались трудности на работе, и тогда он меня поддерживал. Главное, мы были вместе и счастливы друг с другом. Мы были командой, мы были одним целым. Во всяком случае, мне так казалось…

А потом рухнула моя жизнь, мой мир. Самое ужасное, я до сих пор не знаю причину, почему это произошло. И не получила ни одного ответа на свои вопросы. Сначала я очень хотела получить эти ответы. А теперь думаю: наверное, мне лучше ничего не знать. Потому что я хочу сохранить в памяти то хорошее, святое, что связывало нас.

Мои близкие говорят: «Оля, вспомни, а ведь были же у вас проблемы, какие-то конфликты, бытовые ссоры…» Но я не смогла вспомнить ничего плохого. Только сейчас, когда эмоции чуть остыли, я начала что-то анализировать. И поняла, что мир выглядел идеальным только для меня, это я все придумала.

Витала в собственных иллюзиях! Как будто пелена мне глаза застилала, я знала только одно: люблю, люблю, люблю! Сейчас я пересматриваю свой взгляд на отношения мужчины и женщины. Хочется, чтобы не только я любила, но и меня любили так же сильно.

 

— Говорят, что идеальные суп­ружеские отношения — это когда мужчина любит чуть-чуть сильнее. У вас самой, наверное, столько было любви, что хватило на двоих…

— Не хватило, как выяснилось… До последнего я верила, что это временно, что скоро все наладится. До сих пор не могу говорить что-то плохое про человека, с которым прожила почти шесть лет…

— Не так давно вы сказали, что считаете себя виноватой. В чем?

— В том, что я слишком много личного выставляла напоказ. Но я же открытый и искренний человек. Если мне хорошо, если я люблю, то кричу об этом на весь мир. Мне было не страшно, хотя все говорили: «Неужели ты не боишься сглаза?

Счастье любит тишину…» Теперь я с этой фразой соглашусь. Да, нужно было что-то оставить для себя, чтобы потом было не так больно. Когда все произошло, впервые за почти тринадцать лет публичности мне захотелось спрятаться, провалиться сквозь землю, скрыться от всех.

Мне и сейчас трудно рассказывать о случившемся. И никто бы ничего не узнал, если бы мой бывший муж первый не нарушил молчание.

— Да, это очень странно, потому что обычно с публичными заявлениями о расставании выступают женщины. Ваш бывший супруг обвинил вас именно в том, о чем вы сами говорите: что ваша личная жизнь была слишком выставлена напоказ. Скажите, а вы чувствовали, что ему это не нравится?

— Но он не был против! Более того, ему это нравилось. Я вообще никогда не делала ничего, что бы не нравилось моему мужчине. Для меня это закон: любовь на первом месте. К черту все, если нет любви! Мои бабушки с дедушками и по маминой, и по папиной линии прожили по 55 лет вместе, пока дедушки не ушли из жизни.

И я стремилась к тому, чтобы прожить с первым и последним мужем до конца своих дней. Именно поэтому, когда мы расстались, для меня начался ад. Я месяц не спала и не ела. Дошло до больших проблем со здоровьем — пришлось даже лежать под капельницами. Мне было так больно, что я не могла ходить, разговаривать, я была в полной прострации и не понимала, что со мной происходит.

Раньше я думала, что «земля из-под ног уходит» — это всего лишь эффектная фраза. Но тут физически это ощутила… Я просто не знала, как дальше жить.

 

— И нужно ли жить вообще?

— Да. Всякие мысли приходили в голову… Ведь у меня не было даже возможности прийти в себя. Он хотел все как можно быстрее закончить. А у меня из-за стресса началась жуткая слабость, и в таком состоянии я искала себе новую квартиру.

Мне в этот момент было все равно, где жить. Могла бы, наверное, даже на улице спать и не почувствовала бы холода. Но нужно было думать если не о себе, то о своих собаках Еве и Челси. И я стала искать такое место, где с ними можно было бы гулять.

— Наверняка было много вещей, которые потребовалось перевезти.

— Я забрала только свои вещи. Все, что мы покупали вместе, я оставила в когда-то нашем общем доме. Женщины обычно вывозят телевизоры, бытовую технику, красивые шторки. Но я ушла, как обычно уходит мужчина. Собираться мне помогали мама с сестрой, у меня самой не хватило бы на это сил.

Помню, мы паковали вещи, и мне под руку попался альбом, который я сама сделала и подарила мужу на полгода наших отношений. Там были снимки, на которых видно, как мы были счастливы… Я взяла этот альбом в руки, но бросила и разрыдалась. Потом мы, три девочки, ночью таскали коробки с вещами…

Причем мама таскала с больной спиной. В новой квартире все оказалось заставлено коробками. Я не знала, где зубная щетка, где нижнее белье, где фен…

 

Помню, как зашли моя сестра и помощница. Они стояли между этими коробками и улыбались. Спрашиваю: «Почему вы такие довольные?» — «У тебя же новая жизнь!» И мама моя целую неделю «плясала», пыталась меня веселить: ха-ха, хи-хи. Но это плохо помогало. Я могла высунуться в окно и кричать — просто чтобы выпустить из себя эмоции, чтобы меня не разорвало от боли…

А это 20-й этаж! Знаю, маме было очень страшно за меня, но она не подавала виду. Позже они с сестрой рассказали, что, выходя из моей квартиры, спускались вниз, обнимались и плакали. Не хотели, чтобы я видела их слезы. Они помогали мне, как могли.

— А через месяц вы уехали из Москвы. В Испанию. И вас там засняли, плачущую, выложили видео в Сеть…

— Из-за своего состояния я не могла работать, не могла входить в кадр. Поэтому отпросилась и улетела к своей подруге Марине Касаевой в Марбелью. Мне нужно было от всех скрыться… Об этом отъезде не знали даже мои самые близкие. Ведь я просто убегала из Москвы, в которой мне все напоминало о моем счастливом браке.

И я надеялась, что в Испании меня никто не узнает. Но я ошиблась. Я же всегда мечтала быть известной и публичной! Даже не думала, что наступит момент, когда мне захочется стать невидимкой. Как-то в Испании я разговаривала с Леной Темниковой по телефону (а мы были с ней на связи 24 часа в сутки, Лена очень поддерживала меня).

И вот я не смогла сдержать эмоций, расплакалась. Тут-то меня и засняли. Исподтишка. Я даже не заметила, как это произошло…

Когда мне прислали ссылку на новость в Интернете с этим видео, мне стало дико больно. Многие думают, что артисты — это роботы, они не могут страдать, им не надо побыть в одиночестве… Тому, кто меня снимал, было наплевать, что в Марбелью я поехала, чтобы прийти в себя. Чтобы снова научиться спать — для начала.

Но и это мне удалось далеко не сразу. Мысли по-прежнему не давали мне покоя по ночам. Только к утру я на час проваливалась в сон. Зато я очень много гуляла, дышала чистым воздухом и была на­едине с собой. Ну если не считать того, что я много переписывалась с сестрой. Чуть позже многое из той переписки стало достоянием общественности…

 

— Хакеры взломали вашу переписку не только с сестрой, но и с мамой, с Дмитрием Нагиевым…

— Это был следующий удар от прежде самого близкого моего человека. Я тогда уже пыталась работать. Только вроде бы выпрямила спину, сделала шаг вперед, а тут меня снова палками, палками… Снова казнь! После публикации моей личной переписки я не понимала, как вернусь в Москву, как мне теперь общаться с людьми.

Меня просто взяли, распотрошили, вывернули наизнанку, не оставив ничего личного. Пострадала не только я, но и ни в чем не виноватые люди, которые протянули мне руку помощи в трудный момент. Тот же Дмитрий Нагиев очень помог мне как друг, настоящую психотерапию со мной провел, за что я ему благодарна по сей день.

— Скажите, а вы обращались к профессиональным психологам?

— Обращалась, и не к одному, но пользы от этого было мало. С такими вещами может справиться только сам человек. Помню, как приходила в отель в Марбелье и по 10 часов подряд плакала без остановки. В такие моменты меня спасало то, что в самые трудные минуты я включала свои актерские способности и начинала играть спектакль, как бы сама с собой…

Пережив самый страшный период в своей жизни, мне кажется, я выросла как актриса. Не зря же говорят: чтобы сыграть трагедию, ее нужно пережить в реальной жизни… Спустя месяцы мне стало легче, я наконец стала хоть немного спать и что-то есть. Помню даже, что в первый раз вызвало у меня аппетит: это был салат из артишоков.

С тех пор я стала восстанавливаться маленькими шажками… Не так-то просто пережить предательство любимого человека, но я сумею…

— Это больно, но в конечном счете это и огромное облегчение, что такой человек уходит из вашей жизни…

— Ушел не только он. Я вам расскажу одну историю. На юбилее в прошлом году у меня было двести человек гостей. И одна подруга тогда сказала моей маме: «Как замечательно! Какой праздник! Так много людей пришли к Оле!» А мудрая мамочка ответила: «Посмотрим, окажутся ли они рядом с Олей, когда у нее в жизни возникнут какие-то трудности…»

Прошел ровно год, и из этих двухсот человек осталось всего двадцать. Но вы правы: я себя успокаивала именно тем, что ангел-хранитель убрал ненужных людей. Хуже было бы очнуться лет в пятьдесят и обнаружить, что тебя окружают лишь маски, за которыми — пустота…

Конечно, я и раньше ощущала, что все не так просто, что многие из тех, с кем я общаюсь, на самом деле ко мне не очень хорошо относятся. Но я не предполагала, что зависть может достигать таких масштабов и принимать такие уродливые формы…

— Не все, видимо, смогли пережить ваш успех. Взять хотя бы вашу дружбу с танцующим миллионером Джанлукой Вакки (популярный в Интернете персонаж — итальянский миллионер, танцующий латинские танцы. — Прим. ред.). Как, кстати, вы с ним познакомились?

— Он следил за мной в «Инстаграме», мы были друг на друг подписаны. Как-то он узнал, что я буду на мероприятии, и сказал: «Хочу, чтобы меня объявляла Ольга!» Я к нему пришла, мы поговорили два часа на английском. И он меня попросил: «Ты не отходи от меня ни на минуту, потому что я всех боюсь, никого не знаю, кроме тебя».

Он действительно не знал никого, кроме организаторов. А в итоге ролик, в котором мы танцуем, набрал самое большое количество просмотров из всего российского «Инстаграма». Ну а потом мы обменялись телефонами и теперь по-прежнему общаемся. Джанлука абсолютно позитивный человек, очень приятный в общении, легкий. И в тот момент, когда я танцевала с ним, поверьте, меньше всего я думала о том, как отреагируют люди, я просто получала удовольствие.

Я люблю людей, люблю жизнь и умею радоваться каждому приятному событию. А потом стали ходить сплетни, что я заплатила Джанлуке, чтобы он со мной станцевал… Но я привыкла к сплетням, они меня иногда даже смешат!

 

— Ольга, а как вы планируете жить дальше?

— Я свободная женщина. Официально стала свободной 30 декабря. И теперь по документам я снова Бузова. К счастью, развод не затянулся, и я очень рада, что все это осталось в ушедшем году. Я не хотела никаких разборок и слова плохого не сказала про бывшего супруга и его семью. И я не делила имущество. Все нажитое: дом, машина, которую он мне дарил, — осталось у него.

— Это удивительно, конечно… При том что ваш бывший муж в интервью высказывал опасения, что вы будете претендовать на имущество…

— Ну вот так. Я тоже не думала, что такое в жизни возможно, но не хочу давать оценку чьим-то поступкам. Главное, у меня остались мои собачки… Никогда не держусь за материальные ценности. Для меня главное — отношения. Если что-то судьба забирает, значит, не мое. Я верю, что Бог посылает нам только те жизненные ситуации, которые нам по силам. Значит, я должна была через это пройти. Возможно, для того, чтобы стать по-настоящему счастливой с кем-то другим…

— Да, обязательно нужно быть счастливой…

— Я стараюсь. Я жива, живы мои родные и близкие. Есть немногочисленные, но верные друзья, которые меня любят и в горе, и в радости. И есть мое спасение — работа. Мы сняли клип на песню «Привыкаю», он выйдет на экраны в начале марта.

Можно сказать, это мой дебют. Мне трудно говорить о том, что я пережила, проще выразить свои чувства с помощью творчества… Кто сказал, что нужно заниматься чем-то одним? Слава богу, я сама себе хозяйка. Могу делать все что хочу: снимать клипы, петь. Я всегда об этом мечтала, но меня останавливали: зачем тебе это надо?

Работаешь ведущей на телешоу — и хватит с тебя! Но нет, не хватит! Еще я хочу играть в театре и сниматься в кино. В прошлом году такое удовольствие получила, когда выступала на концерте МузТВ! И сейчас у меня уже свой балет сформирован.

Кроме того, я создаю одежду, у меня огромные планы на собственный бизнес «Olga Buzova Design». Может, кто-то думает, что это все просто так, девочка побалуется и бросит. Но девочка ничего не бросит, у меня все серьезно!

В моей жизни вообще не бывает случайных, проходящих историй. Я очень увлекающаяся натура. Все должно быть идеально, модно, вкусно, чтобы я сама собой гордилась. Если это работа, то круглосуточно и без выходных. Если любовь, то любовь до гроба…

— Вы уже чувствуете себя готовой к новой любви?

— Не знаю. Я сейчас люблю свою работу и замужем именно за ней. У меня очень много корпоративов, расписаны все выходные до июня. Недавно говорю своему пресс-секретарю: «Антон, может, в кино сходим?» А он в шутку отвечает: «Да… Забронируй дату на 4 февраля 2018 года».

Тут я смотрю в ежедневник и обнаруживаю: «Ой, не получится, эта дата, оказывается, уже занята!» (Смеется.) Так что любовь в моей жизни, скорее всего, еще не скоро появится. Если честно, мне даже слово «мужчина» пока нелегко произносить… Но это пройдет. Время лечит. Я стану сильнее.

Не бывает сильных личностей с беспроблемным прошлым! Просто мне надо сделать паузу. Слишком еще мало времени прошло.

fo

 

— Это правда… Коробки в съемной квартире разобрали?

— Да. Я очень полюбила место, в котором сейчас живу. У меня была потрясающая елка на Новый год! А какие у меня шторы красивые… Недаром я ездила по ночам в интерьерный магазин, надвинув капюшон поглубже, чтобы никто меня не узнал. Ведь у меня поначалу даже не было постельного белья, одеял, подушек.

Теперь все устроилось. У меня прекрасная квартира, в ней хорошо, спокойно, просторно. Там есть комната для мамы, гримерка, спальня, гардеробная, огромное джакузи. Для меня важен комфорт, и я его создаю не только для себя, но и для близких. Да, конечно, я могла бы уехать на год в Африку, жить с бедуинами и рвать на себе волосы от горя.

Но в какой-то момент я поняла, что слишком много на мне ответственности и слишком много людей за меня переживают. Мои папа с мамой, родные, поклонники. Я должна им помогать и просто не могу никого подвести.

— Недавно, в январе, у вас был день рождения. Что вам пожелали?

— Я отмечала свой день рождения четыре раза: в Мадриде, в Риме, в Грозном и в Москве. И чаще всего звучало пожелание оставаться такой, какая я есть. Мама говорит: «Не понимаю, как тебе это удается. Тебя предают, обманывают, кидают, а ты остаешься такой Бемби с широко распахнутыми глазами».

— Что вы можете сказать женщинам, которые тоже переживают тяжелый ­развод?

— Вы знаете, мне же очень многие женщины написали: «Оля, у меня тоже трудности в семье. Но я смотрю на тебя — ты ходишь, работаешь, улыбаешься. Это дает нам силы и надежду». Я бы хотела всем сказать те слова, которые услышала от мамы:

«Запомни, доченька, главное, что есть у тебя в жизни, — это ты сама, не потеряй себя, мы этого не переживем». Теперь для меня это как мантра: нет ничего важнее в жизни, чем я сама. И это должна помнить каждая женщина… Я все переживу, буду счастливой!

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:

Рекомендуем: